Персональная web-страничка Сергея Васильева
Для Части 1 Книги осталось собрать
 
  100%
 Вы здесь: Книга > Введение
  • Публикации
  • Галерея славы
  • Гостевая книга


Обложка

До и за гранью

Введение

Уж если мы хотим искать ответы на самые животрепещущие вопросы, касающиеся основополагающих жизненных принципов, не мешало бы определиться с методикой нашего исследования. В науке такую основу составляют базовые принципы или аксиомы, а также логические правила их использования. Хотя, логические правила, по сути, те же аксиомы. Ну а по простому, мы должны определиться, чему мы доверяем в нашем исследовании безоговорочно, что можем брать на вооружение только с известной долей осторожности, а чему то и вовсе веры нет. При этом я не буду предлагать вам никаких специальных знаний, которых у вас может не быть, и вы можете быть не в состоянии их проверить. Я не буду пытаться обращать вас ни в какую веру. Мы просто вместе пройдемся по всем хорошо известным фактам и постараемся задавать правильные вопросы, чтобы получить правильные ответы. Как известно, правильно поставленный вопрос это уже наполовину (а может и больше) готовый ответ.

Итак, вопрос первый. Как мы воспринимаем внешний мир? Казалось бы, простой вопрос. Даже ребенок знает, что у человека пять органов чувств: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус. Индивидуум постарше знает, что органы чувств обеспечиваются рецепторами, специальными клетками, которые могут воспринимать внешние раздражения и посылать сигнал по нервной системе в мозг. Более продвинутые могут расписать, в каком именно виде поступает раздражение на рецептор, какими механизмами обеспечивается его восприятие и дальнейшее формирование сигнала для нервной системы. А также как и в каком виде обеспечивается передача сигнала в мозг, куда поступает сигнал в мозгу и как обрабатывается. И прочие, и прочие тонкости этого процесса. При этом схематически весь процесс выглядит в общем то просто. На периферии имеется куча датчиков, сигналы от которых по сети передаются в центр, который эти сигналы обрабатывает и решает, что с ними делать. Подобные схемы довольно часто имеют место и в нашей повседневной жизни, и вовсе не на клеточном уровне. Та же охрана каких-нибудь объектов сидит в каком-нибудь центре и наблюдает за набором изображений с видеокамер. Это аналог зрения. Если установить соответствующие звуковые датчики, получим аналог органов слуха. Различные датчики движения могут являться аналогом осязания. Ну и так далее. Но насколько можно доверять подобным схемам? Так ли уж они непогрешимы? В художественной литературе, в различных приключенческих фильмах и детективах описываются и показываются различные возможности обмана или успешного обхода таких систем, начиная от вполне реальных, вроде размещения перед камерой нужного изображения или даже последовательности изображений, и заканчивая фантастическими версиями вроде Матрицы. Действительно, ведь достаточно на любом участке этой схемы ввести соответствующий сигнал, чтобы принимающий субъект не смог отличить его от естественного. Ты считаешь, что живешь полной жизнью, а на самом деле лежишь в ванне с физраствором утыканный электродами, как в той же Матрице. Кстати, такое внедрение в нашу рецепторную систему вовсе не обязательно может иметь целью злой умысел. Есть много людей с пораженными органами чувств. И подобное внедрение могло бы помочь им вновь обрести утраченные зрение, слух и другие органы чувств.

Таким образом, все, что мы видим, слышим, осязаем и воспринимаем с помощью вкуса и обоняния, все, что кажется нам таким естественным и непогрешимым, относительно всего этого следует помнить, что часть из этого или даже все может оказаться обманом. Но если уж на это нельзя целиком и полностью положиться, есть ли вообще что то, чему мы можем доверять безоговорочно? Ответ на этот вопрос в какой то мере дает философское течение солипсизм, утверждающее, что есть только Я и ничего кроме Я, а все остальное есть лишь продукт этого Я. Возьмем из этого философского учения то, что может быть действительно бесспорно, а именно – есть Я. Есть что то кроме Я, является ли все остальное продуктом Я, это еще требуется обосновать, или опровергнуть. А вот само существование Я бесспорно. Если меня нет, то и рассуждать от лица несуществующего Я бессмысленно.

Другая бесспорная для меня вещь (вы также можете ее примерить для себя) это то, что кроме меня тоже что то есть. Вот это уже противоречит солипсизму. На чем основано мое убеждение? Логика от противного. Если все остальное есть продукт моего Я, то оно и зависит только от моего Я. Ему больше не от чего зависеть, ведь есть только Я. Но в таком случае поведение любого объекта также есть продукт Я, как и сами объекты. И коль скоро только я определяю, какими будут объекты и как они будут себя вести, я волен определять свое окружение только так, как я сам захочу. А поскольку я замечаю, что множество объектов ведет себя вовсе не так, как того хочу я, и очень даже часто вопреки моим желаниям, мне остается только заключить, что они существуют независимо от моего Я и вне моего Я. Возражение вроде того, что Я может не уметь еще контролировать абсолютно все произведенные собой объекты и их поведение, также несложно опровергнуть. Это возражение базируется на том, что у Я есть части. Одна из частей произвела объекты в сознании Я, а другая часть никак не может эти объекты контролировать. Но деление Я на части, каждая из которых может вести себя самостоятельно и независимо от других частей, уже предполагает, что существует, по крайней мере, не одно Я, а несколько, каждое из которых является чем-то внешним для остальных. Можно заметить, что доказательство существования других объектов основывается на том, что они могут воздействовать на меня, по крайней мере, влияя на мою оценку этого воздействия. Тогда вторая бесспорная вещь может звучать так – есть что то вне меня, и оно может на меня воздействовать. Собственно, и узнать то о существовании объекта я могу лишь после того, как он на меня каким либо образом подействовал.

Казалось бы, следует также отнести к вещам бесспорным и то, что я тоже могу на что-то вне меня воздействовать. Однако, положим, я как то воздействовал на некоторый объект. Как я могу узнать, что объект ощутил мое воздействие? Только воздействовав затем на меня. И уже по этому воздействию я могу предположить что мое воздействие на него повлияло. Но это будет уже умозаключение, а не базовое положение. И это умозаключение вполне может быть ошибочным. Например, я дунул на воздушный шарик, и он улетел от меня. А оказалось, что шарик был снаружи стекла, и шарик улетел от ветра снаружи. Или, например, я посветил на тот же шарик лазером-указкой, и шарик взорвался. Хотя взорваться он мог от того, что напоролся на острую ветку. Т.е. воздействие объекта на меня может быть и не связано или слабо связано с тем, что я на него подействовал, или почему то решил, что подействовал. Тем не менее, именно взаимодействию с другими объектами будет в основном посвящено наше исследование.

Еще одна вещь, претендующая на внесение ее в «базовый реестр», это то, что мы называем памятью. С одной стороны, еще только предстоит логически вывести то место, или те места, где память хранится, и что мы делаем, чтобы этой памятью пользоваться. А с другой стороны, даже ничего не зная об этом мире, стоит только пожить в нем хоть какое то время (правда, о времени нам пока рано рассуждать, но можно говорить о последовательности событий), и откуда то выплывают картинки, образы, и что-то еще, связанное с какими то событиями, которые мы считаем прожитыми. Если бы мы не имели такой способности, все наши действия не имели бы никакого смысла. Мы бы тыкались как слепые котята, и скорее всего просто бы погибали, так и не поняв, что произошло. В фантастическом романе Станислава Лема «Непобедимый» описывается подобная ситуация. Эволюционировавшие роботы научились защищаться, стирая мощным магнитным полем память у врага. После этого существо становилось беспомощным и не опасным. Экипаж большого космического корабля погиб банально от голода. Люди без памяти не смогли даже воспользоваться едой, которой было в достатке в том же корабле, потому что не помнили, как это делается.

Итак, у нас, похоже, есть основные краеугольные камни мировоззрения. Есть я, и есть что-то вне меня, и оно на меня может каким-то образом воздействовать. И события этих воздействий я могу хранить в чем-то под называнием память.

Далее, оказывается, я могу этой памятью пользоваться. Я могу сравнивать разные события и находить, что в них общего, а чем они отличаются. И одно из самых важных отличий то, что все они отличаются по порядку наступления. Таким образом, мы подходим к фундаментальному понятию времени. Возникает соблазн сказать, что времени как такового не существует иначе как в последовательности наблюдаемых событий. Но всякий раз, прежде чем делать подобные утверждения следует задаваться простым вопросом «почему?». Есть ли аргументы в пользу подобных утверждений? И даже если есть, можно ли с уверенностью говорить, что это так и никак иначе? Возможно, этот вопрос решается вполне определенно в пользу одного из двух вариантов. Либо времени как такового не существует и это есть лишь абстракция для описания последовательности событий. Либо последовательность событий имеет причиной существование некого феномена времени. Это отдельная и должно быть весьма интересная тема для исследований. Но в нашем исследовании мы ее специально касаться не будем, если, конечно, не возникнет такой нужды. И для краткости будем оперировать временем, а не последовательностью событий.

Кроме как по времени свершения, можно также сравнивать события по каким-то другим признакам, позволяющим говорить о похожести или отличиях между ними. Более того, можно связывать похожесть или отличие событий с какими-то другими событиями, получая представление о причинах и следствиях. Прежде всего, это касается действий, инициируемых самим человеком. Совершая какие-либо действия своим телом, его частями человек может убедиться, что движущей силой этих действий является он сам, а не что-то еще, или что эти действия были беспричинными. Таким наглядным образом, на своем примере человек может получить представление о том, что события могут случаться не сами по себе, а по какой-то причине. Наблюдая за другими событиями, человек получает представление о том, что не он один может быть причиной чего-то, что есть и другие причины, вызывающие события. Раз за разом находя причины таких событий и не находя событий без причин человек убеждается, что событий без причин не бывает. Это положение поучило свое отражение в виде одного из основных философских постулатов: следствия без причины не бывает.

Продолжение следует.