Персональная web-страничка Сергея Васильева
 
 Вы здесь: Теория собственности
  • Публикации
  • Галерея славы
  • Гостевая книга


Материалистическое понимание собственности

Рассмотрим взаимодействие человека с окружающим миром на физическом уровне. Это взаимодействие осуществляется посредством рецепторной системы, отвечающей за пять известных органов чувств. В человеческом теле насчитывается несколько миллиардов рецепторов, обеспечивающих принятие и передачу по нервной системе поступающих сигналов. Конечным потребителем и органом, принимающим решения относительно реакции на сигналы рецепторов, является головной мозг. Некоторые сигналы могут обрабатываться и без участия головного мозга, например, спинным мозгом. Однако такая обработка не предполагает принятия решения, а сводится лишь к отработке имеющейся программы известной реакции на известные воздействия. Это инстинктивные и рефлекторные действия. Т.е. организм работает как машина. Если воздействие распознано как известное, оно запускает готовую программу реакции на это воздействие. Головной же мозг может принимать решения по реакции на воздействия, для которых нет никакой программы реакции. Сама по себе задача принятия такого решения представляет отдельный интерес. Но в данном исследовании мы этого касаться не будем. Более того, для нашего исследования даже не важно, есть ли у человека мозг и чем именно он принимает решения по реакции на воздействия. Воздействие поступает в тело человека, каким-то образом там обрабатывается и следует какая-то реакция. В первую очередь нас будет интересовать обработка поступившего воздействия, причем, в самом общем виде.

Прежде всего, сигнал о воздействии, поступивший в мозг, проходит стадию оценки. Организму необходимо выработать свое отношение к воздействию, хорошо ли оно для него или сулит угрозу. Цена такого решения может быть очень высока. Или организм лишится чего-то очень полезного для него или может получить большой вред, и даже смерть. Сам процесс оценки воздействия стороннему наблюдателю не доступен. Каждый может судить о нем лишь на собственном опыте. Но вот реакция человека на воздействие вполне наблюдаема. Если человек оценивает воздействие как положительное, то и реакция на него будет такая, чтобы поощрить продолжение воздействия или даже его усиление, по крайней мере, до того момента, когда оно перестанет оцениваться как положительное. И наоборот, если оценка отрицательная, человек постарается ограничить или даже прекратить воздействие. Например, человек может положительно оценивать воздействие на его тело солнечных лучей, загорая на пляже. Но по прошествии какого-то времени солнечные лучи начинают оказывать уже негативное воздействие и человек предохраняет свое тело от их воздействия, закрывая его одеждой или укрываясь в тени.

Следует сказать, что хотя реакция человека и связана однозначно с оценкой воздействия, стороннему наблюдателю эта связь может быть не всегда видна. Вызвано это тем, что, как правило, человек реагирует не на любое отдельно взятое воздействие, а на несколько воздействий сразу. Причем, часть этих воздействий могла еще даже не наступить к моменту реакции. Например, идя к стоматологу, человек руководствуется не только отрицательной оценкой зубной боли, и не только отрицательной оценкой будущей боли при лечении, но, главным образом, положительной оценкой в будущем отсутствия боли и другими преимуществами здоровых зубов. И хотя действия человека наблюдаемы, связать их с оценкой определенных воздействий достоверно может только сам наблюдаемый. Тем не менее, такая связь довольно часто прослеживается. Ведь действия человека всегда направлены либо на поощрение, либо на прекращение воздействий. И если человек действует бесхитростно, остается только отследить, на поощрение или прекращение каких воздействий направлены действия человека.

Возможно, в каких-то своих действиях человек не руководствуется воздействиями извне. Т.е. можно допустить, что некоторые человеческие действия никак не связаны ни с каким воздействием. И это тоже отдельный вопрос для исследования. Тем не менее, безусловно, воздействия играют важную роль в жизни человека. Поэтому разберем вопрос, что представляют собой воздействия и откуда они берутся. Для этого обратимся к физике, как науке, способной ответить на эти вопросы наиболее полно, непротиворечиво и однозначно.

Все рецепторы органов чувств, с точки зрения физики, работают на одном и том же принципе. Они используют т.н. электромагнитные взаимодействия, теорию которых основал английский ученый Джеймс Максвелл. Всего известно четыре типа взаимодействий – электромагнитные, гравитационные, ядерные сильные и слабые. Все эти взаимодействия являются обменными. Т.е. они проявляются путем обмена между телами обменными частицами взаимодействий, соответствующими квантами. Для электромагнитных взаимодействий такими квантами являются всем известные фотоны. Для гравитационных – гипотетические гравитоны. Для сильных ядерных – глюоны. Для слабых ядерных – W± и Z0 бозоны. Наиболее наглядно проявление электромагнитного взаимодействия в работе органов зрения. Рецепторы глаза воспринимают фотоны т.н. зрительного диапазона спектра непосредственно. Далее на основе поглощенных фотонов рецепторы формируют сигналы, передаваемые мозгу по нервной системе, которые уже мозг оценивает и на которые реагирует. Не так явно прослеживаются электромагнитные взаимодействия в работе рецепторов других органов чувств. Мы знаем из школьного курса физики, что слуховые рецепторы воспринимают звуковое давление воздуха. Давление воздуха проявляется как импульсы молекул воздуха и частота их столкновений с молекулами ушной мембраны. При этом существует примитивное представление о таких столкновениях как о столкновениях типа бильярдных шаров. На самом деле при приближении молекулы воздуха к молекуле мембраны начинают взаимодействовать между собой электронные оболочки молекул. И взаимодействуют они именно обменом квантами электромагнитных взаимодействий, теми же фотонами. Сравнивая зрение с прочими органами чувств, между телом, излучившим фотон, и рецептором глаза, его поглотившим существует довольно таки значительное расстояние, сравнимое с размерами человеческого тела, а в случае с Солнцем и звездами в качестве излучающих тел даже значительно превышающее размер тела человека. Тогда как для всех остальных органов чувств электромагнитное взаимодействие проявляется на масштабах расстояний между молекулами. Тем не менее, во всех случаях мы имеем дело с электромагнитными взаимодействиями.

На самом деле, не столь уж и важно, посредством какого именно взаимодействия работают рецепторы органов чувств. Важно, что это обменное взаимодействие и кроме рецепторов, воспринимающих кванты, всегда есть тело, излучающее эти кванты. Т.е. посредством воздействий рецепторы ощущают другие физические тела. Любое воздействие на рецепторы происходит от того или иного физического тела. И если мы говорили о важной роли воздействий в жизни человека, то теперь мы уже можем утверждать о такой же роли физических тел, поскольку это они рождают все воздействия на рецепторы. Но что же происходит с телами, да и с рецепторами при таких взаимодействиях? И тут физика тоже дает однозначный ответ. Квант взаимодействия всегда имеет определенную энергию. Тело, излучившее квант, эту энергию теряет, а тело, его поглотившее, в нашем случае рецептор, эту энергию приобретает. В физике есть понятие состояния физического тела как энергия, импульс и положение в определенный момент времени. Тогда тело, излучившее или поглотившее квант взаимодействия, изменяет свое физическое состояние. Изменение физического состояния в макромире проявляется в виде действия силы и всем известных законов Ньютона.

Итак, чтобы получить какое то положительное воздействие извне, нужно чтобы какое то физическое тело изменило или изменяло свои состояния, т.е. переходило из одних состояний в другие. И для того, чтобы ограничить воздействия извне также необходимо, чтобы какие то тела изменяли свои состояния. Чтобы тела меняли свои состояния, на них должна действовать некоторая физическая сила. Эта сила может быть независимой от человека. В этом случае человек просто пользуется благоприятным или старается отгородиться от неблагоприятного, от него не зависящего воздействия. Так человек купается в воде, моется под водопадом, загорает на солнце и т.п., или одевается от холода, использует зонтик от дождя, строит убежище от хищников и врагов и т.д. Также человек может сам инициировать (приложить) силу к телу, чтобы оно изменяло свои состояния необходимым образом и чтобы, как следствие, получить необходимые ему воздействия. Т.е. человек пользуется телами, у которых при этом необходимо происходит изменение их состояний.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ 1 (D1). Пользование физическим телом есть изменение его физического состояния.

Следует также отметить, что словосочетание «пользоваться физическим телом» единственно возможно. Нельзя, например, сказать «пользоваться не физическим телом». Акт пользования необходимо предполагает приложение силы к физическому и только к физическому телу. По этой же причине в сочетании «пользоваться чем-либо» в качестве чего-либо не может быть ничего иного, кроме физического тела.

Процесс пользования может не только иметь место, но и быть потенциально возможным. Любое физическое тело потенциально может находиться во множестве состояний, возможно, бесконечном множестве. Прикладывая к телу определенную силу можно переводить тело из одного, какого-то состояния в другое или в другие состояния, инициируя необходимые воздействия от него. Обладая знанием, какие именно силы надо приложить к телу, чтобы получить необходимый результат, и имея возможность эти силы приложить, человек имеет все необходимые условия, чтобы мочь это сделать. Человек имеет определенную власть над телом. Т.е. мы подобрались к другому термину, к владению.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ 2 (D2). Владение физическим телом есть потенциальная возможность реализации или запрета реализации его физических состояний.

В природе все физические тела постоянно изменяют свои состояния, обмениваясь с другими телами квантами различных взаимодействий. Т.е. все физические тела, согласно D1 постоянно находятся в чьем-то пользовании. И этот кто-то или это что-то далеко не всегда человек. Это могут быть и другие живые существа, а главным образом – другая неживая материя, другие физические тела. Это все то, что мы называем природой.

Термины «пользование» и «владение» в экономической науке используются в сочетании «пользование/владение собственностью». В связи с чем возникает соблазн связать полученные определения именно с собственностью. Представители современных школ рассматривают собственность как некий свод законных прав. При этом выделяют соперничающие друг с другом школы инструментализма и формализма или концептуализма (Bell and Parchomovsky, 2005). Эти два подхода кажутся такими несовместимыми друг с другом, что представители конкурирующих школ обвиняют друг друга в непонимании предмета исследования (Merrill and Smith, 2001). Инструменталисты предпочитают избегать какого либо особого значения собственности, рассматривая ее как агрегирование законных прав (или «пучок прав», в общепринятой метафоре) без различения по каким именно легальным категориям происходит агрегирование. Концептуалисты имеют дело с понятиями, полученными из римского права, настаивая на верховенстве вещных и особо привилегированных прав, включая право отчуждать, пользоваться и передавать собственность (Honore, 1961). Для более полного представления об особенностях той или иной школы см. работу Абрахама Белл и Гидеона Пархомовски «Теория собственности» (Bell and Parchomovsky, 2005). Также существуют представления о собственности как о качестве человеческих отношений, таких как взаимоотношения между людьми по поводу вещей, например, В.П.Никитина (Гражданское право России, 1998), или отношения между человеком и вещью (Маркс, Энгельс), (Камышанский, 2000), и даже рассматривают собственность как способ присвоения людьми предметов (http://iph.ras.ru/elib/2778.html). При этом рассмотрение в качестве собственности самих предметов, вещей, физических тел не рассматривается вовсе. Но ни права, ни отношения, ни способ не могут быть физическими телами. С физической точки зрения пользования правами, отношениями, способом не имеют физического смысла, если за ними не стоят физические объекты. Например, права и отношения могут быть отражены в виде каких-либо документов, которые можно рассматривать в качестве физических объектов и которыми можно пользоваться. Также в этих документах могут быть расписаны действия с другими физическими объектами, т.е. пользование этими объектами. Способ есть знание того, какие действия и какие последовательности действий надо совершить с некоторыми материальными объектами, чтобы получить необходимый результат, а именно, необходимое воздействие на что- или кого-либо. В любом случае сначала пользование материальным телом, и только на его основе могут возникнуть права, отношения и прочие обобщающие понятия, если придерживаться материалистического подхода.

Учитывая столь противоречивые представления о собственности и предвидя все сложности встраивания в эти представления, главным образом, из-за противодействия представителей тех школ, которые могут посчитать отстаиваемые утверждения не соответствующими их представлениям, мы не будем связывать построения и выводы данной статьи с собственностью, иначе, как только прослеживая параллели с ней.

Фиктивный собственник

В соответствии с D1 и D2 формально природа тоже владеет и пользуется материальными объектами. А многими объектами она пользуется и владеет единолично. Это те объекты, которые человек еще не научился использовать или те, которые находятся вне его зоны досягаемости. Природу тоже можно рассматривать как некого фиктивного пользователя.

Любой материальный объект может принимать множество различных состояний и множество возможных переходов из одних состояний в другие, скорее всего бесконечное множество. Для обозначения всего этого множества введем термин неограниченное владение. Для обозначения любого подмножества из этого множества введем термин ограниченное владение. Тогда сумма всех непересекающихся ограниченных владений равна неограниченному владению. Любой объект может быть в ограниченном владении одного или нескольких человек. При этом оставшаяся часть от неограниченного владения находится в ограниченном владении фиктивного пользователя – природы. Как видим, введение фиктивного пользователя продиктовано необходимостью выполнить условие полноты определения владения, и кажется на первый взгляд бесполезным. На самом деле теперь становится понятным, как подходить к проблеме начального присвоения. В соответствии с вышесказанным, человек может получить в ограниченное владение только те материальные объекты, которые уже находятся в ограниченном владении других людей или в ограниченном или неограниченном владении природы. Новые материальные объекты могут возникать в результате человеческой или природной активности. Касательно отношений человек-природа, определим начальное присвоение следующим образом.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ 3 (D3). Начальное присвоение есть захват ограниченного владения у природы.

Потребности как мотивация для пользования и владения

До сих пор мы рассмотрели вопрос «как человек взаимодействует с окружающей средой, с материальными объектами?». Не маловажным являются также ответы на вопросы «зачем он взаимодействует с окружающей средой?», «зачем ему пользоваться и владеть материальными объектами?». Каков побудительный механизм для пользования и владения?

В данном случае мы подходим к понятию потребностей. И опять же нам поможет в этом физика и ее подраздел – синергетика. Согласно третьему закону термодинамики любая самоорганизующаяся система, человек в том числе, не может существовать без какого бы то ни было притока энергии извне. А приток этот невозможен без взаимодействия с другими материальными телами. Именно от других тел и именно посредством взаимодействия с ними, т.е. посредством пользования человек может получать необходимую для его существования энергию. Необходимость в таком притоке определяет, по крайней мере, материальные потребности человека. Есть ли у человека другие какие-то потребности, например, духовные, и в чем они состоят, мы рассматривать не будем. Отметим лишь, что если эти потребности реализуются всё также через пользование материальными объектами, никакой принципиальной разницы в проявлении материальных и духовных потребностей для нашего исследования нет.

Итак, живой человек всегда имеет потребности в других материальных объектах. Он не может их не иметь, в противном случае он будет уже неживой. Человек реализует свои потребности через пользование материальными объектами. Но сами потребности есть потенциал, т.е. нечто еще не свершившееся. В этом смысле потребности, казалось бы, близки к владению. Но есть и существенная разница. Человек может испытывать и часто испытывает потребности в тех материальных объектах, которыми не владеет, т.е. которыми не может пользоваться безусловно. Это могут быть и объекты, находящиеся во владении других людей, и природные, но труднодоступные объекты. Далеко не всегда человек может реализовать все свои потребности. Потребности значительно шире владения. Собственно, потребности направлены на увеличение владения. Как далеко может увеличиваться владение отдельно взятого человека? Можно ли указать такой материальный объект, который никогда, ни при каких обстоятельствах не будет востребован каким-нибудь человеком? Очевидно, что такой объект указать невозможно. Любой материальный объект во Вселенной может быть рано или поздно востребован человеком. И даже если не человеком, так другим разумным существом. Возьмем, к примеру, звезды. Казалось бы, они не доступны. Но даже сейчас, еще до них не добравшись, человек ими уже пользуется. Коль скоро мы их видим, значит, между звездами и нашими телами происходит взаимодействие, мы воспринимаем их свет. С помощью других устройств и приспособлений, таких как оптические и радиотелескопы, различные ловушки для космических частиц и т.п., мы даже можем увеличивать их воздействие на нас. В физическом смысле мы уже пользуемся звездами.

Таким образом, можно сказать, что потребности человечества, человека как вида вообще не ограничены сверху в том смысле что, как указывалось выше, невозможно указать такой материальный объект, потребности в котором ни у кого нет и быть не может. Есть ли ограничения для отдельно взятых индивидуумов? Воспитанием, соответствующими условиями, химическими препаратами и т.п., видимо, многих людей можно сильно ограничить в их потребностях вообще и в каких-то определенных потребностях, в частности. Кроме того, в некоторых материальных объектах люди могут испытывать нулевые потребности безо всяких специальных условий и в обыденной жизни, например, в мусоре, который мы регулярно выбрасываем. Но опять же нельзя сказать, что мусор не может быть востребован никем. Биологические отходы могут кем то утилизироваться с получением удобрений, энергии, горючих газов. Твердые бытовые отходы также находят применение с переработкой в полезные вещества и энергию.

Если брать любой произвольный материальный объект, он может быть востребован каким то человеком. Более того, он может быть востребован не одним человеком. В этом случае мы имеем материальные объекты, потребность в которых испытывают или могут испытывать два и более человек одновременно. Не трудно видеть, что ввиду безграничности потребностей человека под этот критерий попадают абсолютно все материальные тела во Вселенной. Даже если сейчас какие то материальные тела не востребованы ни одним человеком, завтра, через год, через тысячу лет они могут быть востребованы хотя бы кем то. И даже если сейчас материальный объект востребован только одним человеком, завтра он может быть востребован кем то еще.

Сравним это критерий с имеющимися определениями и представлениями о понятии собственность, о которых говорилось выше. Можно видеть, что данный критерий полностью перекрывает отношения между людьми и вещами посредством потребностей. А также взаимоотношения между людьми по поводу вещей за счет столкновения потребностей разных людей на одной вещи. То есть потребности есть связующее качество между человеком и вещью и в то же время между людьми по поводу вещей. Несмотря на соблазн, как уже говорилось выше, мы не будем определять этим критерием собственность, хотя и напрашивается. Основное возражение усматривается в том, что данный критерий не отвечает на вопрос о принадлежности материальных объектов.

Чье это?

Что же касается прав или способов присвоения, то для них необходимым условием является наличие достаточно многочисленного и как то организованного социума. И права и способ присвоения должны быть обеспечены необходимой социальной силой, социальными механизмами. В то же время вопрос «чье это?» возникает даже в отсутствии многочисленного социума. Достаточно даже двух человек, претендующих на одну и ту же вещь (испытывающих потребность в одном и том же материальном объекте). Это наталкивает на мысль, что для описания и решения вопросов социальной жизни должны привлекаться более общие, более фундаментальные, чем права, понятия.

Рассмотрим, как может решаться это простой вопрос «чье это?» с весьма непростыми последствиями. Прежде всего, рассмотрим случай двух человек, испытывающих потребность в одном и том же материальном объекте. Никаких других претендующих на этот объект нет и решить его принадлежность им предстоит между собой.

Поскольку пользование объектом предполагает перевод его в определенные физические состояния или последовательность состояний, то возможны случаи, когда этим двум индивидуумам нужны одинаковые состояния объекта, и когда им нужны разные состояния. В первом случае существует возможность реализации потребностей обоих индивидуумов одновременно без ущемления кого либо. Как результат, один из возможных вариантов это договоренность между ними о совместном владении и/или пользовании материальным объектом. Т.е. речь идет о совладении.

В ситуации, когда двум людям нужны разные состояния объекта в одно и то же время, или пусть даже и одни и те же, но пользование или владение объектом одним человеком приводит для другого к нежелательным последствиям с другими объектами, то люди могут и не договориться о совладении и совместном пользовании. Причиной этому могут быть даже просто недружественные чувства. А возможны, например, недоговоренности из-за того, что издержки по пользованию несет один, а пользуются оба, как в известной истории про то, как старик и старуха спорили, кому дверь закрывать. Наконец, распространены случаи, когда совладение не может устроить никого. Например, предметами личной гигиены вряд ли кто-то захочет делиться. Как же можно решить вопрос о принадлежности объекта вне совладения? Как решить, кто будет реализовывать свои потребности в объекте, а кто не будет? Кто будет определять, какие силы и каким образом приложить к объекту, чтобы привести его в нужные состояния для собственной пользы?

Очевидно, что если кто-то не пользуется объектом, значит, он должен был по какой-то причине отказаться от такого пользования. Таких причин не так уж и много:

  1. Нет потребностей в данном объекте и не предполагается, что объект понадобится в будущем. Это описанный выше случай с мусором. Нулевая польза дает нулевую потребность.
  2. Несовместимость удовлетворения разных потребностей в одно и то же время.
    1. Издержки по удовлетворению потребностей в данном объекте превышают возможную пользу от удовлетворения потребностей в другом объекте. Народная мудрость об этом говорит: «За морем телушка полушка, да рубль перевоз». Положительная польза от другого объекта перекрывает положительную пользу от данного объекта.
    2. Положительная польза от удовлетворения потребностей в данном объекте нивелируется негативным эффектом от невозможности удовлетворения потребностей в другом объекте. В случае стихийного бедствия, например, человек спасает прежде всего себя, родных и близких, бросая нажитое добро.
  3. В отличие от вышеописанных рациональных и потому систематизируемых причин возможны нематериальные, духовные стимулы. Это филантропия, сострадание, помощь нуждающимся и т.п.

Вариант 1 под рассматриваемый случай не подпадает, поскольку мы рассматриваем, что потребности в данном объекте испытывают оба индивидуума. Вариант 3 мы также рассматривать не будем. Во-первых, эта мотивация не поддается рациональному объяснению и описанию. И даже хотя вариант 3 не редкость, полагаться на него, создавать не его основе какие-то теоретические построения относительно социальной жизни не представляется возможным, по крайней мере, для современного общества. Если бы этот мотив был сколько-нибудь значимым в социальной жизни, как тогда объяснить масштабные и повсеместные проявления насилия в историческом прошлом и настоящем человечества?

Итак, мы рассматриваем как мотивацию для отказа одного из субъектов от претензий на объект вариант 2. Кроме того, нас интересует не просто отказ одного из двух от своих претензий на объект, а связь между этим отказом и наличием другого индивидуума. Т.е. влияет ли и как влияет один индивидуум (обозначим его А) на отказ от претензий на объект другого индивидуума (обозначим его В). Согласно варианту 2 индивидуум А может постараться создать условия, когда, по его мнению, польза от объекта для индивидуума В не сможет превысить издержки. Рассмотрим эти издержки на конкретных примерах. Во-первых, это угроза действия, когда индивидуум А доводит до сведения индивидуума В свои предполагаемые действия в случае если он не откажется от своих претензий на объект. Предполагается, что результаты этих действий и составят те самые издержки. При этом хотя бы индивидуум В должен быть уверен, что индивидуум А имеет возможность совершить оговоренные действия. В противном случае угроза не сработает. Во-вторых, это собственно действия, последствия которых, по мнению индивидуума А, должны обеспечить издержки для индивидуума B. Поскольку любые действия есть приложение физической силы к какому-то объекту, то первый случай подпадает под определение владения, а второй – под определение пользования. Но и то, и другое невозможно без объекта приложения силы. Значит, по крайней мере, у одного из индивидуумов уже должен быть какой-то физический объект во владении и пользовании. А ведь мы находимся только в самом начале ответа на вопрос «чье это?». Этот видимый парадокс может разрешиться только в двух случаях. Во-первых, если ни один из индивидуумов не может совершить действия, которые бы заставили другого индивидуума отказаться от претензий на рассматриваемый объект. Но человеческая практика опровергает это несчетным количеством случаев, когда один человек заставляет другого от чего то отказаться. И остается только признать, что у каждого человека есть во владении/пользовании что-то, что дано ему независимо ни от кого или чего. Чтобы понять, что это, достаточно просто убрать из рассматриваемого нами случая тот самый объект. Останутся два индивидуума и их тела. А тела их и есть те самые материальные объекты, пользование и владение которыми человеком начинается от самого рождения.

Итак, наши рассуждения приводят нас к тому, что ответ на вопрос «чье это?» относительно принадлежности человеческих тел решается самой природой. Но как говорилось выше, человек может владеть любым материальным объектом, включая собственное тело, только ограниченно. Оставшееся ограниченное владение может быть у природы и других людей. Вот как раз последнюю возможность и может использовать индивидуум A для воздействия на индивидуума В, причем проявляется это наиболее наглядно в случае отсутствия какого-то третьего материального тела. Поскольку мы исключили из рассмотрения случай, когда оба индивидуума могут договориться о совладении, то пользование и/или владение телом индивидуума В индивидуум A совершает без согласия индивидуума В. В статье Третий закон Ньютона в общественных отношениях показывается, что на любое действие без согласия владельца непременно следует ответная реакция, цель которой предотвратить негативное действие или последствия этого действия. В нашем случае индивидуум В не может не оказывать ответного действия. Тем не менее, индивидуум A может решиться на свои действия с телом индивидуума В, если посчитает, что издержки ответной реакции не превысят предполагаемой пользы от владения и пользования телом индивидуума В. Будем считать, что рациональный индивидуум совершает все свои действия, чтобы максимизировать полезность для себя, как бы он эту полезность ни понимал. Фактически это тот же принцип причинности в применении к действиям человека – ничто не совершается без причины, у каждого следствия есть своя причина. Соответственно, у всякого человеческого действия есть своя причина, в данном случае обозначенная как польза. Кроме того, в данном определении предполагается, что причина человеческого действия не всегда может быть доступна для стороннего наблюдателя и только сам человек может ее знать. Также будем считать, что экономически рациональный индивидуум совершает все свои действия, чтобы максимизировать экономическую полезность для себя. В отличие от предыдущего определения экономическая полезность доступна для наблюдения и может быть объективно описана, например, количеством владения, что подразумевает увеличение объектов в потенциальном пользовании или увеличение потенциальных пользований имеющихся объектов. Последнее можно пояснить на примере. Например, бумага может использоваться для письма. А кто-то, научившись сам или воспользовавшись знаниями других, может сделать из нее игрушку-самолетик, или елочное украшение, или стакан или многое другое, увеличивая тем самым возможные потенциальные пользования данным объектом.

Возвращаясь к нашим индивидуумам A и В, согласно определению можно утверждать, что экономически рациональный индивидуум всегда решится на свои действия с телом индивидуума В, если издержки ответной реакции не превысят предполагаемой пользы от владения и пользования телом индивидуума В. Другими словами, если рассматривать экономически рациональное поведение, то в самом начале, у самых истоков ответ на вопрос «Чье это?» решается силой и только силой. Если же силы таковы, что предполагаемые издержки не позволяют ни одному из индивидуумов претендовать на владение и пользование телом другого без спроса, то возникает ситуация, когда они оба отказываются от подобных претензий. И это уже приобретает вид своего рода договора, либо по умолчанию, либо по озвученному, либо даже по письменному соглашению. Если же расклад сил позволяет одному индивидууму захватывать какую-то часть владения тела другого, то опять же граница такого захвата будет определяться все возрастающим сопротивлением и, соответственно, возрастающими издержками. В результате оба индивидуума по факту откажутся от своих претензий на владение другого за пределами установившейся границы. Аналогично можно рассматривать взаимодействия двух индивидуумов относительно любого другого объекта, иного, чем их тела.

Таким образом, в данном случае отказ индивидуума от владения и пользования материальным объектом определяется издержками, которыми являются силовые действия другого индивидуума.

Введем теперь в рассмотрение третьего индивидуума C. Даже без каких-то других объектов, кроме их собственных тел, возможны варианты, включающие различные варианты совладений. Если силы всех трех примерно равны, то двое, объединившись, заведомо сильнее одного и могут получить часть владения его телом в их общее совладение. Поскольку индивидуумов трое, вариантов такого соглашения будет также три: между A и B, между A и C, между B и C. Возможны и различные нюансы в виде разрыва старых соглашений и заключения новых. Если в варианте двух индивидуумов соглашение о разделе владений наступает как предел силового решения, то в варианте с тремя индивидуумами силовому решению предшествует соглашение между двумя и только потом, после передела владения, соглашение между тремя.

Пресловутая задача трех и более тел. Возможно и применительно к социальным отношениям она представляет нетривиальную проблему. Но выскажу гипотезу, что при определенных условиях задача многих тел должна приводить к простому решению, а именно, для минимизации соотношения издержки/польза все должны отказаться от претензий на владение и пользование телами других без их согласия. Одним из условий является полная неопределенность намерений других. Другое условие связано с тем, что получить тело другого человека в полное владение и пользование невозможно физически. Некоторые физиологические функции невозможно выполнять за самого человека, равно как и получать ощущения от выполнения различных упражнений телом. А это значит, что даже если два человека и получают ограниченный контроль над телом третьего, то доля каждого или хотя бы доля одного из них заведомо меньше половины. В то же время, оказавшись в роли пострадавшего, человек может терять существенно больше половины владения своего тела. Т.е. выигрыш не дотягивает и до половины владения чужим телом, тогда как проигрыш может составить более половины владения, но уже своего тела. Условие можно сформулировать, например, так. Половина владения своим телом всегда ценнее половины владения чужим телом.

В отсутствии строгого доказательства будем пользоваться как гипотезой утверждением о том, что рациональный индивидуум должен выбрать отказ от притязаний на пользование и владение телами других, как непременное условие непосягательства других на его тело.

Здесь мы подходим к понятию отказа от владения/пользования физическим объектом, в данном случае телом человека, всеми кроме того, кто и признается его владельцем. Владелец, в результате, получает право пользоваться объектом. Т.е. право одного, это отказ всех прочих.

Следует отметить, что в реальной жизни далеко не всегда имеет место рациональность индивидуума. Например, рациональный индивидуум не будет играть в лотерею, поскольку вероятность проигрыша заведомо выше вероятности выигрыша. То же касается азартных игр и прочих мероприятий с заведомым вероятностным проигрышем. Тем не менее, людей, практикующих подобные виды деятельности, с избытком в современном довольно просвещенном обществе. И подобных людей вряд ли остановит вероятность посягательства на их тело. Это значит, что условие отказа от посягательства на других является хоть и необходимым, но не достаточным условием непосягательства других.

Для дополнительной мотивации людей от посягательства на чужое требуется применение или угроза применения силы, с которой человек не сможет совладать и которой не может противостоять. Пример такой мотивации дает вся история человечества. Сообщество людей, как правило, позволяет противопоставить отдельным его членам значительно большую силу, вынуждая их подчиняться установленным в обществе правилам. Собственно, сообщества часто организуются именно затем, чтобы противостоять посягательствам на чужое, в том числе и со стороны одних членов сообщества по отношению к другим членам сообщества.

Продолжение следует.

Литература

  1. Abraham Bell and Gideon Parchomovsky, A Theory of Property, Cornell Law Review, Vol. 90, p. 531, 2005, U of Penn, Inst. for Law & Econ Research Paper 04-05.
  2. A.M. Honore, Ownership, in Oxford Essays in Jurisprudence 107 (A.G. Guest ed., 1961)
  3. Thomas W. Merrill & Henry E. Smith, What Happened to Property in Law and Economics?,111 Yale L.J. 357, 357 (2001).
  4. Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ Под ред. З.И.Цыбуленко. - М.: Юристъ. 1998. - С.258.
  5. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. - Т46 - Ч.1 - С.479.
  6. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М. Юнити-Дана: Акон и Право. 2000.